Первый документально зафиксированный случай гомеопатического лечения острого эозинофильного менингоэнцефалита у собаки
Автор Henry Stephenson

 

Резюме

 

6-летняя сука Акита поступила в ветеринарную клинику с острым параличом нижних конечностей. Затем ее направили в специализированную клинику, где был поставлен окончательный диагноз эозинофильный менингоэнцефалит (ЭМЭ) . В течение следующих 52 дней паралич медленно прогрессировал, несмотря на лечение высокими дозами иммунодепрессантов. После того, как был сделан вывод о неблагоприятном прогнозе, были внесены изменения в схему лечения иммунодепресантами и начато лечение с помощью гомеопатического препарата Apis mellifera. Она начала поправляться в течение нескольких дней; после 18 дней гомеопатического лечения она смогла ходить и затем полностью восстановилась.

 

Вступление

 

Эозинофильный менингоэнцефалит (ЭМЭ) диагностируется у людей и животных, когда неврологическое заболевание связано с эозинофильным плеоцитозом, то есть с наличием повышенного количества эозинофилов в спинномозговой жидкости (СМЖ). В серии случаев у 93 собак с неврологическим заболеванием эозинофильный плеоцитоз, при котором до 80% белых клеток в СМЖ составляют эозинофилы, был обнаружен при случаях криптококкоза, токсоплазмоза, инфаркта хвостатого ядра, цереброкортикального инфаркта, лимфосаркомы головного мозга, гранулезного энцефалита, опухоли позвоночника и эпидуральной ткани (1, 2). Менингоэнцефалит с эозинофильным плеоцитозом также был выявлен у собак с миграцией личинок Angiostrongylus cantonensis, прототекального менингоэнцефалита (менингоэнцефалит вызванный поражением особым видом синезеленых водорослей), чумы, бешенства и бактериальных инфекций (2–6). Канадское исследование предложило Toxoplasma gondii или Neospora caninum в качестве причины ЭМЭ в 2 из 8 случаев у собакак (4).

 

Агрессивная иммуносупрессия является современным стандартом медицинской помощи при ЭМЭ. Различные протоколы, основанные на преднизолоне, были описаны как терапия одним лекарственным средством или в комбинации с другими иммунодепрессантами (7-13). На сегодняшний день большинство докладов о ЭМЭ - это ретроспективные исследования с ограниченным числом случаев и неопределенными диагнозами; таким образом, единый, специфический терапевтический протокол не был установлен. Результаты последних исследований противоречивы в отношении комбинации преднизолона с другими иммунодепрессантами по сравнению с лечением одним преднизолоном (9, 14). Тем не менее, добавление иммунодепрессантов к преднизолону обычно считается полезным, поскольку оно позволяет снизить дозу последнего и, как следствие, снизить его побочные эффекты (9, 15). Тем не менее клиническое выздоровление при ЭМЭ наблюдается только в ряде случаев при использовании рекомендованного протокола. Таким образом, поиск других терапевтических вариантов для ЭМЭ продолжается (16).

 

Ниже представлен первый зарегистрированный случай постоянной ремиссии симптомов ЭМЭ в ответ на гомеопатическое лечение.

 

История болезни

 

6-летняя стерилизованная сука породы акита, хозяева которой обратились за гомеопатическим лечением после отсутствия эффекта обычной терапии. Первоначально они обратились к местному ветеринару с симптомами прогрессирующей атаксии и слабости обеих задних конечностей, которые наблюдались в течении 3 дней. В ее истории болезни были недиагностированные периодические летаргии и инородное тело в желудке, которое было удалено, когда она была щенком.

 

При осмотре у ветеринара первичной медицинской помощи она не могла стоять. Ее температура составляла 102,6 ° F (39,2 ° C), и хотя она выглядела немного беспокойной, ее поведение было обычным. Она облизывала нос и губы, как будто они были сухими. Тонус мышц тела и шеи и передних лап был в норме, без боли, но хвост болтался и был снижен тонус мышц в задних лапах. При неврологическом осмотре рефлексы черепных нервов и зрачки были в норме, но у нее был пониженный рвотный рефлекс; рефлексы надколенника были увеличены с двух сторон; кожный рефлекс слабел каудальнее поясницы; у нее не было проприоцептивных реакций в задних лапах. У нее отходили моча и кал лежа.

 

Собака была передана специалисту по неврологии для дальнейшей диагностики и лечения. (Проведенные обследования и их результаты, а также назначенные лекарственные препараты и результаты лечения представлены в таблице 1). При микроскопическом исследовании спинномозговой жидкости выявлено увеличение числа эозинофилов, в соответствии с картиной эозинофильного плеоцитоза и умеренное количество макрофагов. Макрофаги были лейкофагоцитарными, эритрофагоцитарными и содержали гемосидерин. Также был повышен уровень белка 3,53 г/л.

 

 

На основании результатов лабораторных исследований был поставлен диагноз хроническое эозинофильное воспаление, которое часто наблюдается при ангиостронгилезе, но других болезнях — прототекоз, грибковые заболевания и протозойные заболевания. Повышенный уровень белка был возможным признаком повреждения гематоэнцефалического барьера. Окончательный диагноз был ЭМЭ

 

Собака лечилась в специализированной клинике в течение 11 дней, затем она была выписана для продолжения лечение дома. В течение этого времени атаксия медленно прогрессировала, пока она не перестала вставать без посторонней помощи. После 31 дня лечения дома, она была доставлена обратно в специализированную клинику. При повторном осмотре она заметно покачивалась и сжимала обе задние лапы и в них не было никакой проприорецепции или сознательного движения, но коленный и седалищный рефлексы были в норме. Она сохранила некоторый контроль мочевого пузыря. Она была повторно помещена в специализированную клинику еще на 10 дней. На 49 день у нее была повторно взята спиномозговая жидкость. В ней количество клеток было в норме, но преобладали значительно эозинофилы, также было повышенное содержание белка. На основании этого был сделан очень плохой прогноз. Владельцы решили немедленно начать альтернативное лечение на 52 день лечения. Этапы лечения представлены в таблице 1.

 

При гомеопатическом осмотре у собаки виден раздутый живот и тяжелое дыхание. В каждой верхней губе, кроме верхних клыков, были маленькие язвы. У нее не было произвольных движений в обеих задних конечностях. Она ела, пила в больших количествах и страдала от диареи.

 

Было рекомендовано снизить дозу преднизолона с 30 мг до 20 мг два раза в день и прекратить прием циклоспорина и азатиоприна. Гомеопатическое лечение было начато с Apis mellifera 200C в растворе, 3 капли по 3 раза в день).

 

На 53-й день, на второй день гомеопатического лечения, у нее улучшился абстинентный рефлекс на обеих задних конечностях и появилась небольшая чувствительность в нижней части спины и перианальной области. Она ела, но была полидипсия. Apis-mel был уменьшен до одного раза в день.

 

На 59-й день она могла двигать задними ногами, когда была взволнована или когда ее хозяева поднимали ее с помощью поддерживающих ремней. Препарат был изменен на Apis-mel LM1 (3 капли один раз в день). На 62-й день она могла уже некоторое время стоять, когда ее поднимали.

 

На 66-й день она могла есть стоя, если хозяева поднимали ее; у нее был хороший контроль мочевого пузыря, но она все еще страдала недержанием кала; полидипсия сохранялась; диарея прекратилась. Лечение Apis-mel LM1 было продолжено в той же дозе, но доза преднизолона была снижена до 5 мг в день.

 

На 69-й день она могла самостоятельно встать на ноги и могла стоять и мочиться без посторонней помощи. Несмотря на то, что она могла сделать несколько шагов, ее задние ноги продолжали оставаться скрещенными при стоянии. В месте, где делали пункцию спинного мозга не было волос. Она стала спокойнее с момента начала гомеопатического лечения. Преднизолон полностью прекратили после 18 дней гомеопатического лечения.

 

76- день, хотя у нее еще слабые задние лапы, но она может ходить на короткие дистанции без посторонней помощи и на нескользких поверхностях.

 

Заметное улучшение было отмечено на 82–87-й дни; это время соответствовало 31–36 дням гомеопатического лечения. Она стала больше вытягиваться при ходьбе; она начала двигать хвостом; прошло недержание мочи и кишечника; она играла с кошкой; она хорошо кушала. Из-за приема преднизолона была потеряна значительная часть мышечной массы на морде и живот стал отвисшим, но после отмены эти группы мышц восстановились. Потенция Аpis-mel была увеличена до LM3 (3 капли один раз в день).

 

На 108-й день с момента постановки диагноза (57-й день гомеопатического лечения) она могла ходить нормальной походкой, и волосы выросли на выстриженных участках. Слабость сухожилий из-за высоких доз преднизолона и гиперэкстензия суставов из-за отсутствия движения во всех ее ногах начинала разрешаться.

 

На 123 день у нее был внезапный позыв на дефекацию и она не успела выйти на улицу. Но при этом на улице была небольшая задержка начала мочеиспускания. Потенция и частота приема Apis mel были изменены до 200C (3 капли один раз в неделю).

 

Двадцать дней спустя, на 143 день, появились признаки того, что ее состояние ухудшилось. Ее энергия была немного ниже, и хотя она все еще могла ходить, она не была так свободна в своих движениях; она ела в положении сидя вместо того, чтобы стоять. В ответ на эти негативные изменения, доза Apis-mel была изменена на потенцию LM5 (2 капли один раз в день). Вскоре после изменения потенции и увеличения частоты приема появились признаки улучшения. К 147-му дню она снова стала есть.

 

На 154-й день она не очень хорошо себя чувствовала и снова ела сидя. Она была беспокойна и была повышенная чувствительность при прикосновении к нижней части спины и к морде; она не общалась нормально с кошкой или владельцами; она не очень много пила. Ее лекарство было изменено на более высокое разведение Apis-mel 1M (3 капли, однократно), и затем гомеопатическое лекарство больше не давали.

 

К 162 дню стало очевидно, что собака положительно отреагировала на более высокую потенцию; она, казалось, обладала большей энергией, держала свой хвост в более прямом положении и была менее чувствительной, когда прикасались к ее коже.

 

К 192 дню, через 141 день после начала гомеопатического лечения, она чувствовала себя очень хорошо. Ее шерсть имела здоровый блеск, и волосы выросли в выстреженных местах. Ее владельцам пришлось сократить порции еды, потому что она набрала слишком много веса. Ее походка была совершенно нормальной, и она могла бегать и прыгать, как раньше.

 

При физическом обследование, через 308 дней после начала гомеопатического лечения, она была абсолютно нормальной во всех отношениях и такое состояние сохранялось к моменту написания статьи (через 18 месяцев после начала болезни). В таблице 2 представлены этапы гомеопатического лечения.

 

 

Обсуждение

 

Гомеопатическое лечение может быть успешным при ЭМЭ, как продемонстрировано в этом случае. ЭМЭ был окончательно диагностирован на основании исследования спиномозговой жидкости, в которой был выявлен с эозинофильный плеоцитоз в сочетании с высоким уровнем белка, отрицательной ПЦР и бакисследования..

 

Первоначально собака показала некоторую реакцию на иммуносупрессивную терапию дексаметазоном и затем преднизолоном, но затем положительная динамика прекратилась. Даже после добавления циклоспорина и азатиоприна улучшения не наблюдалось. На самом деле паралич становился все хуже и хуже. С каждым днем у нее стали проявляться все больше побочных эффектов, связанных с этими препаратами, таких как общая слабость, полидипсия, полиурия, полифагия, висячий живот и уменьшение мышечной массы вокруг глаз. Когда она стояла, то стояла на пятках из-за слабости мышц и связок.

 

Различные антибиотики давались в течение первых 43 дней обычного лечения, но они были отменены после того, как результаты ПЦР и бакисследования были отрицательными.

 

Признаки улучшения начались на 53-й день лечения, когда было начато гомеопатическое лечение.

 

Был 18-дневный период, в течение которого преднизолон давался вместе с гомеопатическим лекарством, поэтому возможно, что отсроченный ответ на преднизолон способствовал излечению этой собаки. Контраргумент может быть то, что, даже если преднизолон способствовал регрессии симптомов в некоторой степени, полная ремиссия была достигнута гомеопатическим лекарством. Состояние животного постепенно ухудшалась в течении 45 дней приема преднизолона, но после начала гомеопатического лечения доза преднизолона постепенно снижалась в течении 18 дней до нуля. Когда ее лечили одним гомеопатическим лекарством, были случаи регрессии, но она постепенно улучшалась, как только разведение гомеопатического лекарства было скорректировано.

 

У животных гомеопатические лекарства отбираются путем тщательного сбора имеющихся патологических признаков и последующего сопоставления этих признаков с 1 из многих тысяч гомеопатических лекарств, которые, как было показано, вызывают эти симптомы у здоровых людей.

 

Существует около 176 гомеопатических лекарств, которые были использованы для лечения паралича различной этиологии. Чтобы решить, какое из этих лекарств использовать, симптомы Акиты были собраны из подробного опроса, истории болезни пациента, включая предыдущие проблемы со здоровьем и оценки характер пациента. В этом случае основными клиническими признаками, которые были использованы, были менингит, паралич, психические признаки раздражительности и характер напряженного отношения. Признаки диареи и полидипсии не использовались в анализе, так как они, скорее всего, были вызваны лекарственными реакциями. Информация была проанализирована с помощью компьютерного программного обеспечения (b) и гомеопатическими лекарствами самого высокого ранга были сначала Nux vomica, затем Gelsemium, а затем Apis-mel (рис. 3).

 

 

Nux-v - это лекарство, которое воздействует на спинной мозг с акцентом на нервы и пищеварительный тракт; оно показано для пациентов, которые раздражительны, фанатичны и конкурентоспособны (19). Пациенты, которые нуждаются в этом лекарстве, обычно ищут тепла; но этот пациент искал прохладу.

 

«Тепловые модальности» считаются высокоспецифичными дифференцирующими характеристиками для гомеопатических лекарств и должны приниматься во внимание, чтобы лечение было исцеляющим, а не только паллиативным.

 

Следующее препаратом был Gelsemium. Пациенты, которым требуется это лекарство, проявляют умственную тупость, головокружение, сонливость и вялость, при этом основными симптомами являются тяжелые опущенные веки (20). Пациент в этом случае был раздражительным и проявлял беспокойную настороженность, что не входит в сферу применения Gelsemium.

 

В этом случае Apis-mel был лекарством, которое наиболее точно соответствовало симптомам. Согласно гомеопатическим исследованиям, Apis-mel действует особенно на внешние части, кожу, оболочки внутренних органов и серозные оболочки. Он вызывает серозное воспаление с выпотом в головном мозге, сердце и плевры. Пациенты, которым необходимо это лекарство, хуже от жары в любой форме (18). Собака была довольно беспокойной, трудной, раздражительной, и ее владельцам или ветеринару всегда было очень трудно ее осмотреть. Она начала чрезмерно пить только после того, как была на преднизолоне. Обычно у нее не было жажды, которая также беспокоилась из-за теплой погоды и избегала жары, когда это было возможно.

 

Она всегда была занята и активна дома. Ее нужно было держать отдельно от кошки, потому что она не оставляла ее в покое и проявляла ревность, если хозяева играли с кошкой. Каждая из этих черт является сильным психическим и общим симптомом Apis-mel и помогла определить, что это было лучшее лекарство для этого случая.

 

Правильное лекарство для данного случая зависит не только от его точного гомеопатического выбора, но также от правильной потенции и дозировки (21). Для этого случая назначали Apis-mel 200 C. Гомеопатические лекарства обычно даются реже чем в этом случае; однако этот пациент принимал высокие дозы иммунодепрессантов, поэтому для стимуляции или пробуждения жизненных сил требовалось частое повторение. Активность Apis-mel менялась несколько раз во время лечения этого пациента. Довольно часто приходится регулировать силу лекарства по мере прогресса исцеления.

 

Когда дозы иммунодепрессанта были снижены, и у пациента стали проявляться некоторые лечебные реакции, разведение гомеопатического лекарства было изменено на Apis-mel LM1. Потенции LM считаются оптимальными для длительного использования в хронических случаях потому что они дают более равномерный лечебный эффект. Потенции доLM30 используются, и потенция обычно увеличивается каждый месяц при лечении хронических заболеваний.

 

В этом случае потенция была изменена на 200С, чтобы увидеть, можно ли давать лекарство реже или можно ли ускорить процесс выздоровления. Окончательная потенция 1М при однократном приеме была дана, когда стала очевидным наличие чувствительности вдоль спины. Эта чувствительность показала, что предыдущая доза лекарства больше не контролировала ее симптомы, что указывало на повторение или увеличение потенции, чтобы увидеть, исцеляющий ли эффект. Эта доза устранила все ее оставшиеся клинические признаки.

 

Эозинофильный менингоэнцефалит возникает в результате нарушения работы иммунной системы. Традиционное лечение этого состояния заключается в подавлении избыточной иммунной реакции. В этом случае гомеопатическая медицина позволила организму немедленно начать процессы восстановления, чтобы в конечном итоге восстановить соответствующую функцию иммунной системы и вернуть организм к здоровому состоянию. Гомеопатическое лечение может рассматриваться в случаях ЭМЭ, которые невосприимчивы к традиционному лечению или когда традиционное лечение отклонено. Дополнительные отчеты о случаях и клинические исследования были бы полезны для предоставления дополнительной информации о гомеопатическом лечении этого состояния.​

Источник: https://www.ahvma.org/wp-content/uploads/Homeopathic-Treatment-of-Dog-with-Eosinophilic-Meningoencephlitis-JAHVMA-Vol-55-Summer-2019.pdf
Категория: Статьи по ветеринарной гомеопатии | Добавил: (01.08.2019) | Автор: Henry Stephenson E
Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика